Что стало с ICO — проектами три года спустя | CoinRadio
Главная- ICO- Что стало с ICO — проектами три года спустя
10 мин
  • Что стало с ICO — проектами три года спустя

    Наверняка вы еще не забыли бум ICO в 2017 году. Команды привлекали огромные инвестиции просто под свои идеи, зачастую даже не представляя — а можно ли это вообще воплотить в жизнь? Однако, на фоне коррекции первой криптовалюты, по итогам 2019 года порядка 95% всех крипто-стартапов оказались на ценовом дне. Большинство из них объявили скамом. Продолжаем рассказывать о том, что происходит сейчас с проектами, которые собрали тогда миллионы. По материалам специального репортажа Россия24.
    Что стало с ICO - проектами три года спустя

    Для чего вам ICO?

    До крипто-лихорадки любая компания перед тем, как торговаться на бирже, проходила сложную и дорогостоящую процедуру IPO (первичное размещение ценных бумаг). Чтобы привлечь деньги с рынка, компания предоставляет кипы документов, открывая все финансовые показатели, а затем отчитывается перед инвесторами каждый квартал. Купленные же акции — это доля в бизнесе.

    ICO задумывалось как аналог процедуры IPO для криптовалютных проектов. В буквальном переводе с английского ICO — это публичное размещение криптомонет. Однако если на IPO выходят готовые компании, которые уже генерируют выручку, то на ICO, как правило, инвестору продают только идею бизнеса. Это, по сути, просто стартап.

    Вместо акции человек покупает токен, — запись в электронном регистре, который в юридическом контексте не дает никаких прав вообще. Другими словами — инвестор вкладывается в обещания.

    Топ 5 российских ICO: кто заработал – инвесторы или владельцы проектов?

    По данным ресурса РБК, который ссылается на источник icodata.io, в 2018 году инвесторы профинансировали ICO на сумму более чем $7 млрд.

    Спад интереса инвесторов в 2019 году к публичному размещению криптомонет связан, прежде всего, с ростом мошеннических проектов, запретами регуляторов в различных государствах, появлением IEO (Первичное биржевое предложение), а также большого количества инвесторов, которые так и не сумели на этом заработать. Ведь по некоторым оценкам специалистов финансового рынка более 90% всех ICO – это проекты мошенников.

    BananaCoin (Бананакоин)

    фото людей
    Команда BananaCoin (Бананакоин)

    Согласно дорожной карте, проект Bananacoin запустили в 2015 году.

    Данный проект до сих пор продолжает привлекать инвестиции в рамках ICO в производство экологически чистых бананов сорта Lady Finger с целью экспорта в Китай. Причем само производство бананов базируется в Лаосе.

    На официальном сайте проекта указано, что Bananacoin является utility токеном, разработанным на базе Ethereum. Его стоимость привязана к экспортной цене 1 кг бананов.

    Организаторы «существующего» бизнеса Bananacoin Александр Бучков и Олег Добровольский сумели привлечь около $3 млн. По состоянию на 18 января 2020 года токен BCO находится на уровне $0.02660451, по крайней мере, такую цену демонстрирует сервис CoinGecko.

    Кроме того, инвесторам, которые в теории могли заработать на биржевом курсе токена, основателями Bananacoinа давались гарантии. Конечно же, не юридические, а так — на словах.

    Мы гарантируем выкуп 2Х через 18 месяцев, то есть, это наш бизнес-план, который позволит инвестору увеличить свои вложения в два раза. При этом ему необязательно участвовать в биржевых торгах, — сказал Александр Бучков в одном из интервью.

    Согласно планам, организаторы стартапа должны были на вырученные из ICO денег увеличить земельный банк под выращивание бананов со 100 до 360 га. Около четверти из собранных денег пришли из РФ.

    Но спустя 2 недели после проведения ICO появилась новость, из-за которой многие инвесторы, возможно, преждевременно поседели — в России на организаторов Bananacoin завели уголовное дело по статье «мошенничество».

    Как выяснилось позже, банановая плантация не принадлежит организаторам стартапа Бананакоин. Её официальным владельцем является некая компания RAD. Таким образом, организаторы Bananacoin ввели инвесторов в заблуждение, а это уже 159 статья (мошенничество).

    Чтобы понять масштабы происходившего криптобума, нужно сказать, что бананакоин — это показательная, но очень маленькая сделка. Подумаешь, какие-то $3 млн. Другие ICO собирали в десятки раз больше. В какой-то момент на эту процедуру обратили внимание финансовые регуляторы разных стран и запретили продавать токены под видом доли в бизнесе. 

    Но эту волну было уже не остановить, и предприниматели предлагали эти самые токены, как балы лояльности, внутреннюю валюту своих проектов. Всё это торговалось на криптобиржах. 

    Самое удивительное — что и эти токены приносили инвесторам гигантский доход. Цена на некоторые из них росла в 40-50 раз. Но длилась эта сказка недолго.

    MARK.SPACE

    фото здания
    Офис MARK.SPACE

    Стартап MARK.SPACE с 2014 года занимается разработкой технологий и продуктов 3D, дополненной реальности (AR), а также виртуальной реальности (VR). Стартап профессионально разрабатывает альтернативную реальность, которую можно интегрировать в любое устройство и браузер. При этом нет необходимости проводить предварительные установки или регистрации.

    Иными словами, это альтернативный мир, в котором есть банки, магазины, клубы, офисы, кинотеатры, сообщества по интересам и даже личные места для каждого пользователя.

    MARK.SPACE известен тем, что его лицом и инвестором был Евгений Малкин – звезда НХЛ из сборной России по хоккею.

    В феврале 2018-го, как раз в момент, когда проходило ICO, для статьи РБК Малкин через представителя передавал, что вложил в этот стартап $4 млн. На самом деле, Малкин вложил средства ещё в 2014 году под другую концепцию проекта – виртуальный торговый центр.

    Но та версия не выстрелила. И судя по всему, в 2016 году деньги Малкина закончились. Вероятно, тогда и было принято решение масштабировать идею и выйти на ICO. Так, в описании проекта возникло слово «Блокчейн», под которое инвесторы охотно вкладывались. Что касается концепции, то она выросла до виртуальной вселенной. 

    Проще говоря, должна была появиться платформа виртуальной реальности, где у человека возникал аватар, а сам он, используя технологию VR, мог покупать товары и даже недвижимость в этом графическом пространстве. Зарабатывать предлагалось, как раз на квадратных метрах, конечно же, тоже виртуальных.

    На ICO было собрано более $10,5 млн.

    Бывший партнер проекта Олег Ершов говорил, что ещё $10 млн. вложил сингапурский фонд уже после продажи токенов. Суммарно по некоторым данным привлекли около $22 млн., но как утверждают бывшие сотрудники и партнеры компании, денег от ICO не увидели ни разработчики, ни японский офис. Сейчас все они готовят коллективный иск.

    На сегодня токены MARK.SPACE упали в цене на 98%, а виртуальная платформа так и не появилась. Но о закрытии проекта не сообщается. Судя по всему, какая-то вялотекущая деятельность все-таки ведется.

    Bankex

    Одним из самых масштабных российских проектов, вышедших на ICO, была компания Bankex. В конце 2017 она собрала $72 млн.

    Суть проекта в том, чтобы создать платформу, на которой бизнес или владельцы коммерческой недвижимости могли токенизировать свои активы. То есть, эти токены становились бы неким аналогом акций, которые может купить инвестор из любой страны и которые примут под залог в банке.

    Согласно их white paper (инвестиционной декларации), токенизировать на такой платформе можно было всё что угодно, даже квартиру.

    Если квартиру рассматривать как актив, то соответственно эта квартира должна давать какую-то выручку — скорее всего, это передача в аренду или коворкинг. Потом эта выручка должна распределится по владельцам токена на этом активе, — говорит основатель стартапа Bankex Дмитрий Долгов.

    После привлечения средств и дальнейшей работе команда проекта Bankex столкнулась со значительными трудностями, основная из которых заключалась в непонимании клиентов основ крипторынка, как пользоваться продуктом. В конечном итоге это привело к тому, что привлечение пользователя начало стоить очень больших денег, на пике он обходился компании до $80. 

    Также свое влияние в дальнейшем на компанию оказал медвежий рынок криптовалют, который стартовал зимой 2018 года.

    В результате никой платформы всё ещё не появилось, а цена токена Bankex упала на более чем в 500 раз и сегодня почти равна нулю. 

    Токены Bankex на ICO покупали в основном иностранные инвесторы, одним из которых был китаец Чжан Сунь Жуй: 

    На самом деле мы очень быстро продали эти токены. То есть, мы заработали около 300%.

    Китайский инвестор Чан говорит, что после вложений в 10 российских ICO всё равно остался в плюсе. На некоторых сделках Чан зарабатывал по 4 000%. Другая половина инвестиций сейчас практически равна нулю.

    SONM

    Скрин с сайта
    Скрин с сайта SONM

    В 2016 году, чтобы не заработать, нужно было быть табуреткой, которая билась об клавиатуру. То есть, только в этом случае вы могли не заработать. Мы запрыгивали везде и в принципе, в конце 2017 года, редко в каком ICO нам не удалось удвоить капитал. Сами можете посчитать, сколько денег можно было заработать за это время, — заявил Алексей Антонов, директор по маркетингу и финансам SONM.

    Суть данного проекта заключается в том, чтобы на базе обычных домашних ПК тысячи пользователей сделать систему, которая может обрабатывать те же объемы, что и серверы огромных корпораций.

    Все мы для того, чтобы что-то сделать, связываемся с сервером. Любое приложение на Iphone обращается куда-то, когда нужно посмотреть календарь, заметки — устройство берет информацию с какого-то сервера. Мы придумали, что, если эти сервера будут арендоваться не у какой-то конкретной компании, а как машина, подержанная на Avito. То есть, у вас дома стоит компьютер, который не задействован в работе, что если его кто-то будет арендовать по ночам — заявил Алексей Антонов.

    Рынок посчитал идею прорывной, и в середине июня 2017-го проект SONM привлек на ICO огромную сумму — $42 млн.

    Основатели проекта, по сути, продали только задумку, планы на будущее. Продукт предстояло сделать на собранные деньги.

    В 2018 году один из его основателей покинул проект SONM.

    Мы становились миллионерами на продаже мечты, как и все, кто купил BTC в 2013 году или Ethereum по 50 центов, например, в 2015 году, — заявил Антонов.

    Ещё один сооснователь, Андрей Воронков ушел с проекта раньше Пономарева, в 2017-м, с выходным пособием в миллионы долларов США. В итоге проектом SONM руководил Алексей Антонов.

    По словам Антонова, команда выполнила всё, что обещала перед ICO. Но созданная система не пользуется спросом у компаний, которым нужны мощности и экономически она бесперспективна.

    По словам Антонова, причины, в основном, объективны — это не бизнес. Компании неохотно идут на что-то связанное с криптой, это всё еще не регулируемое, для них это какое-то чёрное отмывание денег, проблемы с законом. У них и так проблем полно, а попробуй по бухгалтерии провести расходы по токенам SONM. Чтобы воспользоваться проектом SONM нужно было купить наши токены, ими заплатить за мощность, и эти мощности в 10 раз дешевле. Получается супер здорово. Но коммерческая компания не может по бухгалтерии провести покупку токенов.

    В Размещении SONM поучаствовали 9000 человек со всего мира. На пике токен торговался в 4 раза дороже стартовой цены, но с начала 2018-го он стремительно полетел вниз. Сейчас данный токен потерял больше 90% от стоимости на ICO.

    Параллельно с той же скоростью, у компании, которая так и не превратилась в бизнес, заканчивались деньги. И в сентябре 2019-го команда Антонова выпустила заявление, что передает проект держателям токенов SONM. Говоря проще — последний сооснователь покинул стартап.

    Некоторые инвесторы действие Алексея Антонова назвали скамом. Инвесторы заявили, что Антонов потратил деньги и помахал ручкой. По словам Антонова, другого выхода просто не было. 

    Мы все поверили в мечту. Нам она очень понравилась. Мы все старались заработать денег. Кто-то заработает деньги, а кто-то – не заработает. Вот они будут говорить, вот сволочи какие — кинули нас, могли бы что-то сделать. Хотя на самом деле не могли. Будут так говорить, и что... Ок ребята! Идите, купите золото, оно падает 10 лет. Кто придумал золото и зачем вы это сделали. Это просто чушь! Это неквалифицированные инвесторы, которые хотят сыграть в казино, причем у многих из них это получалось – ответил Антонов на негодование недовольных инвесторов.

    До криптолихорадки подобные стартапы финансировались венчурными инвесторами, которые понимают и оценивают все риски таких вложений. Вопрос: понимали ли их тысячи мелких инвесторов?

    Среди наших инвесторов нет детей, ветеранов войны, пенсионеров. Представляете, человек должен уметь за доллары купить криптовалюту, потом с помощью сложных программ куда-то это всё отправить, зарегистрироваться, установить себе кошельки, получить токены — это люди не тупые. Они понимают, что делают. Движет ими, как правило, жадность, желание заработать — вполне себе нормальное ощущение, — объяснил Алексей Антонов.

    Инвесторы SONM, которые якобы отправляли деньги «на деревню к дедушке», требуют отчета.Но в случае с ICO проектами, которые собирали деньги под честное слово, отчетность — дело добровольное. Алексей антонов не считает, что они обязаны предоставлять отчетность в обязательном порядке.

    Если придут ребята из SEC или из прокуратуры, мы предоставим отчетность. Если меня в чате какие-то анонимные люди будут спрашивать, куда и что вы тратили, да мы тратили там-там, но отчитываться перед ними я не буду. Вы и так знаете, что мы засадили огромную кучу бабла. Никаких обязательств отчитываться перед людьми в Telegram-чатах я не чувствую.

    Мы решили, что мы сделали всё, что обещали, у нас кончились деньги. Откровенно говоря, я последние месяцы вкладывал из своего кармана. В общем, недовольные люди будут говорить, что всё это очень плохо, но если бы мы, что-то могли сделать. Нас по-прежнему можно обвинять в любом суде или юрисдикции. Но пока что, этого никто не сделал, — заявил Антонов.

    Исторически право всегда отстаёт от технологического бума. Поэтому мировой крипторынок образца 2017 года — классическая серая зона, дикий запад. На тот момент на нём не было никакого регулирования, а покупка токена юридически — вообще ничего не значила, и не давала никаких прав. Поэтому шансов вернуть деньги, практически нет. Судиться с организаторами ICO — бессмысленно. На балансе подобных структур можно обнаружить разве что кеды основателя, и то вряд ли.

    Назвать рынок чёрным нельзя, потому, что это не так. Назвать его белым тоже нельзя, потому что не существовало на тот момент ни одной юрисдикции, которая бы могла целиком и полностью со всех сторон легализовать криптовалюту, и соответственно, операции с ней. На сегодняшний день, спустя 2 года, достаточно много, что изменилось: многие страны очень далеко продвинулись, — рассказал, интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев.

    Возможность легко и быстро стать долларовым миллионером привлекла на рынок энергичных молодых людей, продававших проекты, которые, казалось бы, не имеют никакого отношения к технологии Blockchain.

    Sand Coin

    Sand Coin
    Sand Coin

    Ранее мы писали про бананакоин, бенефициаров которого консультировал Руслан Пичугин — основатель не менее фееричного стартапа Sand Coin.

    Летом 2017-го юрист Руслан Пичугин до криптобума, занимавшийся продажей земли, регулярно бывал на блокчейн-конференциях, где убеждал аудиторию вложиться в токены проекта Sand Coin.

    Его суть очень проста: в собственности семьи Пичугина есть 109 га в Подмосковье, где на деньги ICO должен был заработать песчаный карьер. За каждый купленный токен инвестор имеет право получить 1 кубометр песка.

    Один куб песка в реальной жизни стоит до $5, здесь он стоит пока что $0.95. Вот логика. То есть, условно говоря, максимально это будет Х5. У нас есть свои самосвалы, но пока что мы говорим о цене самовывоза, — заявил Руслан Пичугин, выступая на одной из блокчейн-конференций.

    Смысл выступления Пичугина на конференциях сводился к тому, что к разработке карьера всё готово. Согласно условиям данного проекта, начиная с мая 2018-го, токен в любой момент можно будет обменять на кубометр песка. 

    ICO Sand Coin прошло успешно. Его основателю удалось привлечь по разным данным от 1,5 до 2 млн. долларов США. За прошедшие с того момента 2 года, в жизни Руслана, похоже, изменилось многое. Например, его офис из квартиры переехал в «Москва-Сити». Вероятно, есть и другие качественные перемены.

    фото участка с песком
    Вот так выглядел участок перед ICO
    участок с лесом
    А так сейчас выглядит участок

    С момента завершения ICO прошло 2 года. Работы на участке так и не начались.

    После того, как инвесторы уже перевели средства, выяснились удивительные подробности. Оказывается, добычу песка должны вести не из структуры организаторов, а компания-партнер, с которой возникли проблемы. Естественно, о такой схеме инвесторы ничего не знали.

    Да, дело в том, что по соглашению, которое было подписано с обеих сторон, лицензия так или иначе уже была в нашей собственности. По договоренности, мы в принципе не рассматривали ситуацию, по которой мы не сможем начать добывать песок. Но так получилось, что те договоренности, которые были написаны на бумаге не были соблюдены, — ответил на это Руслан Пичугин.

    Денис Воронин, директор строительной компании «Строительные минералы» из Нижегородской области, с которой у основателя Sand Coin было соглашение, рассказывает несколько другую версию этой полу-детективной истории. 

    По договоренности с семьей Пичугиных его фирма действительно должна была разрабатывать карьер и даже получила первую из необходимых лицензий, согласно которой до окончания 2022 года добывать песок на участке может только компания Воронина. Но затем между сторонами возникли финансовые споры, после которых процесс запуска карьера остановился. 

    Но случилось это, как говорит Воронин, примерно, за 6 месяцев до ICO. Теперь вопрос знатокам: какой песок предлагал инвесторам Руслан Пичугин, если с единственной компанией, которая по закону могла его добывать на том участке, на момент продажи токенов уже были серьёзные разногласия? Более того, по некоторым данным, компания Воронина вообще должна была выкупить землю у Пичугиных.

    На данный момент переговоры снова возобновились, но как бы они не закончились, у инвесторов пока мало поводов для радости.

    Есть ли перспективы у ICO?

    Сегодня вкладываться в ICO уже не модно, многие инвесторы зализывают раны былых потерь, а те, кто был успешнее, понимают, что иксы от подобных инвестиций остались в прошлом. Вероятно, через какое-то время этот формат сбора средств еще заявит о себе. Но прежде, видимо, должны произойти серьезные изменения в законодательстве многих стран, хотя бы для того, чтобы исключить столь благоприятные условия для мошенников и и недобросовестных предпринимателей. 

Подписаться на нас
Подписаться на еженедельную рассылку Coin.radio